Алиса в стране «китайского проклятия»

15 Сентября 2016 17:07

В интересное время мы сейчас живем! Внедряемые технологии к моменту внедрения оказываются устаревшими, скорость появления новой информации безнадежно опережает скорость ее обработки. Живем практически по фразе, которую называют китайским проклятьем: «Чтоб ты жил в эпоху перемен!». 

Правда, историки выяснили, что эту фразу китайцам приписали англичане, поскольку сами китайцы так не говорят. Мир уже изменился и меняется постоянно. Он уже не такой, как был полгода или год назад. И вместе с ним — банковский бизнес. Он еще не такой, каким будет через полгода. Банковский бизнес меняется на наших с вами глазах. 

Правительство призывает шире кредитовать малый и средний бизнес, а Банк России поднимает учетную ставку так, что делает классическое кредитование попросту недоступным. И то же самое Правительство давит тот же малый и средний бизнес налогами. 

Попытка российской банковской системы в перспективе «идеально вписаться» в мировую финансовую систему («Базелями» и прочими «транспарентностями») столкнулась с реальностью санкционного отказа во внешних кредитах и снижения суверенного кредитного рейтинга, хотя вполне ликвидных золотовалютных запасов государства хватит на то, чтобы полностью выплатить внешний долг 6 или 7 раз. 

Курсы валют время от времени бьют очередные рекорды волатильности, не подчиняясь ни бюджетным правилам, ни налоговым маневрам, ни прогнозам валютных аналитиков. Минфин и Банк России регулярно делают словесные интервенции на валютный рынок, но они приводят совсем не к тем эффектам, которые ожидаются авторами «интервенций». 

Правда, интенсивность акустических интервенций снижается, и уже это немного радует. Целый ряд банков серьезно срезали и продолжают сокращать свои IT-бюджеты, тем самым отказываясь от опережающего развития технологий. Насколько это дальновидно, и оправдано ли? Понятно, что жесткий секвестр — это вынужденный ситуативный ответ на изменение финансовой конъюнктуры. Но конъюнктура восстановится, а конкуренты уже убегут вперед. Слава Регулятору, ибо он отсеивает и отстреливает аутсайдеров, а не лидеров. Если раньше банкиры говорили о повышении конкуренции банков между собой, то теперь впору говорить о новом уровне конкуренции — о конкуренции банков с финтех-компаниями, с сотовыми операторами, с мировыми интернет-грандами… 

И даже небольшие интернет-сервисы бросают вызов банкам. Такая новая конкуренция заставляет банки вести себя, как Алиса в стране чудес. Останусь точным в авторстве цитат — это Королева говорила Алисе: «Ну, а здесь приходится бежать со всех ног, чтобы только остаться на том же месте! Если же хочешь попасть в другое место, тогда нужно бежать, по меньшей мере, вдвое быстрее!». 

Банкам стоять на месте нельзя — необходимо постоянно развивать и совершенствовать технологии. Но все равно так хочется остановиться, оглянуться, попытаться хотя бы сделать «снимок» текущей ситуации. И пусть некогда, давайте попробуем задержаться в этом быстром течении времени и ответить на злободневные и на «вечные» вопросы, возможно, переложив их на современный лад. 

Какие проблемы в области банковской автоматизации наиболее актуальны в России сегодня? Чего ждут банки от IT-шникиов, и чем автоматизаторы могут помочь бизнесу? 

Актуальность выражения «Знай своего клиента!» уже не оспаривается банками, более того, регулятор все чаще говорит о важности этого принципа. 

Предоставить полную, достоверную, своевременную информацию — важнейшая задача именно для IT. Претворение в жизнь лозунга «Знай своего клиента!» стало актуальным как никогда, поскольку позволяет создавать для каждого клиента индивидуальный набор банковских продуктов. Лучший и востребованный продукт предложит тот банк, который знает своего клиента лучше. 

Поскольку борьба за клиента обострилась, лояльность можно повысить, предложив персональное обслуживание массовому сегменту. Т. е. клиент будет думать, что его обслуживают персонально, а для банка это должна быть массовая технология. 

Начальный шаг к такому «массовому обслуживанию по качеству персонального» — сбор и унификация данных о клиентах из всех информационных систем, выработка и внедрение политики управления данными. Это называется MDM — Master Data Management. Следующий логичный шаг — оптимизация IT-ландшафта — ведь любому Банку хочется уменьшить как количество сотрудников на рутинных операциях, так и число сопровождаемых систем. Из-за необходимости ресурсной и финансовой экономии банки отдают внешним компаниям целые бизнес-приложения на развитие и сопровождение: отдать дешевле, чем сопровождать самому. Банки постепенно приходят к пониманию, что собственное (замечу — традиционное) IT — это как гири на ногах бизнеса, бизнес стал более продвинут. 

Еще одна современная задача IT — обеспечение каналов доставки банковских услуг. Особенно — с учетом закрытия физических точек присутствия: как эффективно и быстро взаимодействовать с клиентом? Несколько лет назад все говорили о «мультиканальности» взаимодействия: когда общение с клиентом происходит через несколько различных каналов — отделение, банк-клиент, интернет-сайт, мобильное приложение, банкоматы… За «мультиканальностью» как шаг в развитии пришла и стала популярной «омниканальность» (когда клиент может одновременно общаться с банком сразу по нескольким каналам). Например, находясь в отделении банка, активировать карту или какую-то услугу через информационный киоск со вводом СМС-кода или с использованием мобильного приложения. 

Но тотальная «омни…» может оказаться дорогой. Поэтому необходимо уделять внимание «оптиканальности» — когда клиент использует лучший, оптимальный именно для себя канал, основываясь на опыте и личных предпочтениях. Другими словами, банк, вместо то- го чтобы предлагать все каналы для какого-то своего продукта, сможет предложить каждому клиенту персональный продукт по тому каналу взаимодействия, использование которого наиболее удобно. 

Это может изменить многие банковские продукты, например, вместо классических банковских карт потребитель сможет получать овердрафт прямо в магазине, или сможет управлять сбережениями, используя свою личную электронику — смартфон или планшет. Молодой, но уже платежеспособный клиент привык играть? Тогда банк может и должен предложить так называемую «геймификацию» банковских продуктов. Клиент массово сидит в социальных сетях? Тогда и банки должны туда идти, (пофантазируем) — вплоть до открытия виртуального отделения ВКонтакте или на Фейсбуке. 

При этом не забываем, что социальные сети – богатейший источник информации для скоринга и отбора клиентов. Уже сейчас головы клиентов идут кругом оттого, что нужно уметь управлять несколькими счетами мобильных операторов, множеством бонусов лояльности, набором электронных кошельков. Все это внебанковские сервисы. Но, если клиента постоянно окружать подобными сервисами, то не откажется ли клиент от классического банковского счета. Скорее всего, не откажется, но помнить о такой опасности необходимо. Ведь если клиент поймет, что можно расплачиваться практически везде своим мобильным телефоном, то банки лишатся многих своих клиентов. Надеюсь, это произойдет не завтра. 

Банк благодаря своим технологиям должен быть рядом со своим клиентом там и тогда, где и когда финансовая услуга может понадобиться клиенту. Ведь кризисы, чем бы они ни были вызваны, имеют тенденцию заканчиваться, а клиенты — остаются. 

Как влияет на российские компании — поставщики IT-решений для банков курс на импортозамещение? Есть ли результаты этой деятельности и каковы дальнейшие перспективы этого курса? 

«Импортозамещение» оказалось очень емким термином. Но его реализация очень отличается от буквального смысла. Требований по импортозамещению в банках фактически нет.

Есть некоторое число финансовых организаций, которые находятся под санкциями, и которым нельзя продавать зарубежное программное обеспечение. Для них — да! Импортозамещение — единственный выход. Неудивительно, что больше всего от введения санкций в России потеряли именно мировые вендоры. Банки-заказчики обратили внимание на свободное программное обеспечение (СПО). Нет, Заказчики не стали это СПО внедрять, но эта тема позволила выкрутить руки вендорам, так как банки осознали, что те решения, которые стоят у них и стоят в валюте, теоретически можно получить «условно бесплатно». Но, если внимательно и вдумчиво разобраться с сегментом СПО, то можно предположить, что СПО — еще одна модная тема, искусственно втиснутая в банковский/финансовый сектор. Это — убежище банков, которые никак не хотят расставаться с самописными системами. 

«Дешевые Open Sourse платформы для самостоятельной разработки» — жестокий миф, который влечет за собой репутационные и финансовые риски для банков. Хотя есть тьма умных IT-шников, которые будут утверждать обратное. Если объяснить в форме когда-то любимой банкирами автоаналогии, то есть большое число марок автомобилей: от Роллс-Ройса, Бентли и Мерседеса до Жигулей, Запорожца и Оки. У каждой марки свои недостатки, своя цена, свои нормо-часы по обслуживанию, свои преимущества. И вот, конструктор моторов для Мерседесов решил вынуть их из машины и сделать их бесплатными, тормозную систему решила сделать бесплатной Тойота, а АвтоВАЗ вообще решил раздавать всем желающим штампованные кузова. И поскольку автосервисов — туча, то всегда найдутся бригады умельцев, которые на этих условно-бесплатных Open Sourse платформах сварганят специально для вас уникальный автомобиль, который даже будет ездить. Вот только техосмотр он вряд ли пройдет, да и за вашу безопасность ни один автоконцерн отвечать не будет. Ни одна страховая компания не выдаст вам полис КАСКО. Как спросили бы в Одессе: «Вам оно надо?». 

Но из плюсов импортозамещения отметим также уход от валютных рисков в случае отказа от иностранных команд и сопровождения. Например, уже есть реальные кейсы, где иностранные контракты переводятся на российского партнера-интегратора, который замещает большее количество сервисов и ресурсов своими сотрудниками (за рубли, конечно же). Вся ответственность ложится на партнерскую компанию, через нее же идут все последующие поставки, она же управляет рискам и бюджетом. А банк-заказчик получает экономию сразу после отказа от валютных контрактов без потери качества. Но это — при выборе правильного партнера — интегратора. 

Импортозамещение было бы точкой роста, если бы изначально ставилась задача вывода отечественного ПО на мировой уровень, стимулирование экспорта программных технологий. Тогда — да! Тогда — это точка роста! А если Правительство планирует ввести (вернуть) НДС на программные продукты, то это никак не стимулирование, никак не поощрение импортозамещения.

Какие технологические решения для банков сегодня считаются инновационными? Насколько российские банки заинтересованы в технологических инновациях? 

Все говорят про «блокчейн». Уважаемый Банк России удачно нашел весьма понятное словосочетание «распределенный реестр». При этом сама идеология блокчейна подразумевает некое относительное равноправие участников, что не совсем ложится на текущую трехзвенную схему взаимодействия: Регулятор — Банки — Клиенты. То есть технология в перспективе выглядит востребованной, например, в трансграничных денежных переводах, но пока еще не обкатана. 

Так же на всех конференциях говорят про «Биг дата», но и в этом случае та же ситуация: технология в перспективе востребована, но не обкатана. Хотя уже произошел качественный скачок аналитических систем, и большинство заказчиков еще «переваривают» его. Самая востребованная инновация — это средство для развития бизнеса (как деятельности). Бизнес (как подразделения банка) продвинулся дальше и хочет моделировать и запускать свои продукты в банковских системах без помощи IT — такие проекты уже успешно реализуются. Т. е. IT-службы должны быть настолько совершенны, чтобы они были совершенно незаметны для бизнеса. 

Еще одним из инновационных трендов стали площадки, информационные платформы, которые предоставляет банк, где клиенты и поставщики товаров/услуг могут «встречаться» и заключать контракты. Банк в этом случае выступает гарантом сделок и дает инвестиции, которых не могут себе позволить малый и средний бизнес, и начинает зарабатывать на комиссиях. 

Это когда под будущее строительство инвестирует государство: прокладывает воду, электричество и газ, на такой участок тут же найдутся подрядчики и сразу же застроят подобный участок.

Есть ли потребность в специализированных технологических решениях у финансовых компаний-стартапов (финтех-компаний)? Заинтересованы ли финтех-стартапы в сотрудничестве с поставщиками IT-решений?

Любой стартап требует, как минимум, продвижения и финансирования. Но самая большая мечта любого стартапера, и финтехи здесь не исключение, чтобы какой-либо банк или инвестор купил их с корнем и за большие деньги. Из-за этого финтех- компании не нуждаются в традиционных поставщиках IT-решений. Они — конкуренты за технологический бюджет банка. 

При хорошей стартап-идее у банка есть выбор: либо купить идею вместе с ее носителем, либо заказать ее реализацию у IT-компании. Тут надо видеть всю картину в целом и отслеживать эффективность инвестиций, например, с использованием портала проектного управления. 

А вот банкам можно не столько конкурировать с гибкими и инновационными финтехами за средства клиентов, сколько заключать с ними партнерские соглашения. Это позволит использовать банковские преимущества: масштаб, доверие, клиентскую базу, опыт анализа и управления рисками, доступ к значительному капиталу. И одновременно использовать гибкость, культуру инноваций и технологическую экспертизу финтех- компаний. Вопрос заключается в том, смогут ли банки, используя свое преимущество в клиентской базе, взять лучшее из современной практики финтех-стартапов, чтобы ответить вызовам меняющегося рынка? Те банки, которые «смогут», станут центрами распространения более широкого ассортимента решений и финансовых продуктов. Фокус на инновациях — останется и в ближайшем будущем. 

Планировать долгосрочные стратегии развития банка в условиях негативных внешних факторов и гиперактивности регулятора затруднительно. Поэтому многие банки переходят к практике «малых шагов» и «быстрых проектов». Однако такой классический консервативный подход с краткосрочными целями не всегда ведет к значимым технологическим достижениям. Впрочем, пока регулятором не обнародованы существенные элементы разделения банков на системно-значимые, федеральные и региональные, будет выигрывать именно консервативная стратегия технологического развития.

вернуться назад

События

Новости

Корпоративные новости